Планета Онлайн Досуг

Общество любящих здоровый образ жизни, саморазвитие и мудрость



Главная Задорнов Єнд Ко- РОССИЯ — ЭТО НЕ ГОСУДАРСТВО — ЭТО РОДИНА!


Комментарии

После концертов, как правило, за кулисами собираются зрители.
Кому автограф, кому сфотографироваться с тем, кто выступал. Как теперь говорят —
«сфоткаться». Я никогда в жизни ни у кого не брал автограф. Только щедро раздавал, не
скупясь, поскольку чего-чего, а этого добра у меня навалом. Честно говоря, я не знаю, зачем людям нужны автографы. Может, они и впрямь, как я когда-то шутил, прикладывают их к больным местам. Но у некоторых «фанов» этих листочков с торопливыми, непонятными загогулинами артистов, больше, чем горчичников у больного пожизненным бронхитом.

Желание сфоткаться понимаю. Показать компании: видите, это я, а это мой кореш
Мишка!
В Воронеже после концерта я, как обычно, работал банальным закулисным фотоателье.
Сначала спросил куда встать, кого обнять, к кому прильнуть? Расставил руки, как коршун
крылья в полете, а под ними уже минут двадцать менялись желающие прослыть моим лучшим корешом или корешицей.

И вдруг я заметил поодаль женщину. Ее трудно описать. В ней все было обычным. По
таким русским женщинам трудно сказать, сколько им лет.
У нее в руках была рукопись. Небольшая. Она подошла ко мне последней:
— Извините, я не фотографироваться…
— А что?
— Хуже. Почитайте, пожалуйста, — это мой сын написал. Он талантливый. Не пожалеете.
По ее глазам, которые старались быть веселыми и непросящими, я скорее почувствовал,
чем понял, что лет десять ее сын пытается достучаться до какого-нибудь приличного
издательства. Тут же представил, сколько он выслушал от редакторов
унизительно-утешительных слов. Вспомнил десять лет своей молодости, которые я
мытарствовал по столичным редакциям. Один из престижных редакторов наипрестижнейшего юмористического издания, прочитав первый абзац моего рассказа, сказал: «Дерьмо!».

Я покраснел. Я тогда умел это делать еще без напряжения. «А если в нем что-нибудь
переделать?» — спросил я, не столько надеясь, сколько от растерянности.
— Все равно дерьмо будет! — вынес редактор окончательный приговор, не подлежащий
обжалованию.

Через три года после того, как я получил премию «Золотого теленка» «Литературной
газеты», рассказ был много раз перепечатан. Причем, один раз тем же редактором. В ресторане Центрального дома литераторов за бутылкой, которую я ему поставил, я сказал: «Между прочим, в этом рассказе я так ничего и не переделал».

Без смущения он мне ответил: «А он так и остался дерьмом. Просто ты теперь у нас
знаменитость. И у тебя можно печатать все. Все равно будет успех. Давай выпьем за то, что ты своего добился. Молодец! Я верил в тебя! Поэтому и не печатал. Посылал тебе испытание. Ты мне должен за это еще одну бутылку поставить за правильное воспитание».

Я с ним согласился. И поставил еще одну бутылку.
Глядя на эту женщину за кулисами, я вспомнил все это. И пообещал ей прочитать
рассказы сына.
Сколько бы ни говорили наши эмигранты, что из России все талантливые люди уехали и
поэтому некому ее приводить в порядок, я с ними никогда не соглашусь. Да, Россия — это не лучшее в мире государство, но лучшая на земле Родина! Она все родит и родит одаренности, как бесконечно черноземное поле картошку.

Просто собрать эту картошку пока некому. Потому что у картошки нынче нет рейтинга.
Рейтинг у омаров и у устриц. И у меня тоже есть рейтинг. Не такой, как у омаров, но все-таки...

Поэтому я и написал эти вступительные слова, чтобы поделиться своим рейтингом с еще
неизвестным, но уже давно настоящим русским писателем!


перейти к началу

Последние статьиПохожие Статьи